Что на самом деле думают мужья, когда говорят: «Ты прекрасно выглядишь»?

«Не верь ушам своим!» – вот принцип, которым стоит руководствоваться, когда вы обсуждаете с любимым свой имидж. Вероятность того, что он предпочтет солгать, велика: каждому четвертому не нравится, как одевается его спутница жизни. Но половина из этих 25% слишком напугана, чтобы заявить об этом вслух.

«Я видел мешки с мукой пофигуристее, чем она!»

Пара №1. Писатели Роусторн Том и Шарлотта Кемп (обоим по 40), живут в Кенте с тремя дочерьми.

Мысли Тома по поводу любимого наряда жены: «Я – честный? Нет! Трусливый? Может быть. Практичный? Да! Именно поэтому я никогда не говорил вслух, что думаю по поводу этого блестящего платья. Хорошо, представьте себе такую сцену… Поздний вечер. Мы собираемся поужинать вдвоем. Дочки отказываются засыпать, няня уже стучит в дверь, мы лихорадочно пытаемся распихать игрушки и одежду по шкафам. Время идет! Поэтому, когда через полчаса моя жена, наконец, спускается вниз, последнее, что я собираюсь сделать, это начать разговор, который может длиться дольше, чем Столетняя война и оказаться даже более кровавым. Мне не просто не нравятся блестки, Шарлотте не идет еще и цвет. Вообще, я видел мешки с мукой пофигуристее, чем она!». Том предпочел бы видеть супругу в сером классическом платье от Vivienne Westwood, нежели в блестящем мешке.

 

 

Контраргументы его жены Шарлотты: «Сегодня меня больше интересует вторая порция десерта, нежели комплимент от Тома, который считает мое платье-тунику бесформенным. Надеть платье от Vivienne Westwood после трех беременностей и родов невозможно без специального утягивающего белья. Даже если бы я его надела на вечеринку, то вряд ли смогла бы избавиться от ощущения, что оно лопнет по швам, когда подадут горячее. Том говорит, что я выгляжу так, будто ношу кольчугу, но я чувствую себя гламурной в этом платье. Оно нравится всем моим друзьям, честно говоря, когда речь идет о моде, я больше доверяю им, чем мужу».

«Она похожа на русскую крестьянку и женщину из племени инков одновременно»

Пара №2. Писательница Шона Сайбери (41) и ее муж Кит (45) — консультант по продажам — живут в в графстве Суррей, у них четверо детей.

Мысли Кита по поводу любимого наряда жены: «У Шоны много такой одежды, которую я называю «русская крестьянка повстречалась с племенем инков». Этот конкретный наряд я ненавижу больше всего. Выглядит так, будто она не смогла решить, что надеть сегодня утром и потому нацепила на себя все сразу. Я знаю, что Шоне не нравится ее лишний вес и она хочет прикрыть свое тело, но все эти слои делают ее толще, чем она есть на самом деле. У нас дома есть центральное отопление — мы живем не в Сибири и не в высокогорных районах Анд, так что я не понимаю, почему Шона должна носить так много одежды сразу? Что же касается обуви, то она предпочитает массивные сапоги, в них удобно сажать картошку или доить буйволицу, но никак не бегать по школе. Почему она не может носить более женственные туфли на небольшом каблучке или балетки? Шона говорит, что я ничего не понимаю в шике Boho». Кит предпочел бы видеть супругу в красном платье. Он считает, что Шона в нем просто неотразима: «Красиво, женственно и чем-то напоминает о домохозяйках 50-х. Она выглядит уверенной и привлекательной».

 

 

Контраргументы его жены Шоны: «Я знаю, Кит ненавидит то, что я ношу, но так как он из «Полиции моды» и не гуру стиля (о, вы бы видели его собственный гардероб!), я сама буду решать, что мне идет. Мне нравится этот стиль. Он напоминает мне о тех временах, когда будучи подростком в 80-е, я комбинировала ботинки Doc Martens с ситцевыми платьями и кардиганом. Когда я ношу многослойную одежду, то чувствую себя легко и беззаботно».

«В ее гардеробе — 50 оттенков серого*, но это никак не улучшило нашу интимную жизнь!»

Пара №3. Писатель Мартин (42 года) и бильдредактор Диана (37), живут на юге Лондона, растят 3-летнего сына.

 

Мысли Мартина по поводу любимого наряда жены: «Любая вещь, которую покупает Ди, оказывается серой. В ее гардеробе точно есть 50 оттенков серого, но поверьте мне, это не освежает нашу личную жизнь. По утрам, когда она вертится перед зеркалом, и спрашивает, нравится ли мне, я отвечаю «да». Это в моих же интересах, в противном случае она еще 20 минут потратит на то, чтобы найти что-то другое, и в результате окажется, что на ней точно такой же наряд. После рождения сына серого в ее гардеробе становится все больше, причем некоторые вещи настолько объемные, что удваивают ее габариты. Что же касается серых шерстяных сапог из овчины, то я не знаю другой обуви, которая была бы такой же бесполой. Когда у нас дома прошлым летом завелась моль, я молился, чтобы она сжевала эти проклятые сапоги, увы, ничего не вышло». Мартин хотел бы видеть Диану в одежде более смелых цветов. Кислотно-розовые джинсы Zara и куртка из Top Shop цвета электрик ей очень идут.

 

 

Контраргументы его жены Дианы: «Мне всегда нравился серый, его можно сочетать с чем угодно. Мне было больно узнать, что для Мартина так актуальна проблема с цветовой гаммой, так что я сменю гардероб за его счет. Может быть, это поднимет мне настроение, я и сама понимаю, что не нужно так усердно прятать свое тело».

 

 

Похоже, Мартин намекает на мегапопулярный (15 миллионов экземпляров проданы за 3 месяца) роман британской писательницы, пишущей под псевдонимом Э. Л. Джеймс, призванный разжечь страсть между супругами.

«Ей остается только повязать на голову платок и взять в руки швабру, чтобы сходство с уборщицей стало полным»

Пара №4. Переводчик Антоний (71) и Рейчел Пэрр (41), живут в Йорке, воспитывают сына и дочь.

Мысли Энтони по поводу любимого наряда жены: «Когда я вижу Рейчел в ее любимом платье, у меня начинается депрессия. Этот цветочный узор напоминает мне об уборщицах времен 50-х. Чтобы добиться полного сходства с ними, жене достаточно повязать платок и взять в руки швабру. Это платье словно кричит: «Вот немодная мымра средних лет», но Рейчел же не такая! Чтобы подсыпать соль на рану, жена всегда носит его с тем элементом женской одежды, который я ненавижу от всего сердца — леггинсами. Вряд ли найдется что-то хуже леггинсов, особенно, когда начинают вытягиваться колени». Энтони хотелось бы, чтобы его жена носила длинные юбки с блузками, туфли на каблуке (а не сапоги из овчины), серебряные украшения и шляпку.

 

 

Контраргументы его жены Рейчел: «Я в шоке, что мое платье Cath Kidston так негативно влияет на Энтони. Для меня это идеальное сочетание стиля и комфорта. Мне кажется, я такая аппетитная, ням-ням! Большинство платьев на мне смешно смотрятся, потому что у меня плоская грудь, а это маскировало отсутствие пышных форм. Удивлена, что Энтони настолько раздражают мои леггинсы, но у меня их пар десять, так что… ему придется смириться с ними. Он никогда не упоминал о том, что ему не нравятся мои сапоги. Но если он будет так добр, что даст мне карт-бланш, я с удовольствием похожу по магазинам, чтобы найти им более элегантную замену. Ансамбль, который он выбрал в качестве любимого, заставляет меня чувствовать себя статисткой из сериала «Аббатство Даунтон»».

Теги: , , ,

Напишите ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Spam Protection by WP-SpamFree